Мои воспоминания

В науку я пришел рано. Еще в студенческие годы меня увлекла строительная механика, теория сооружений и теория оболочек.

Защитив с отличием диплом по расчету оболочек для перекрытия стадиона, я поступил в1963г. в аспирантуру МИСИ на кафедру «строительной механики» к Ржаницину Алексею Руфовичу и Пастушихину Василию Николаевичу – руководителю. В январе 1967г. по рекомендации зам. нач. по науке НИО-3 ЦАГИ, д.т.н., проф. Белоус Антона Антоновича я был назначен заведующим лаборатории «Прочности» при кафедре Макаревского Александра Ивановича на ФАЛТЕ МФТИ, организованном в 1966г. в г. Жуковском. В 1968г. я защитил диссертацию «Расчет пологих моментных оболочек на эллиптическом плане» и получил ученую степень кандидата технических наук. В числе первых преподавателей по прочности авиаконструкций были: Макаревский А.И., Кутьинов В.Ф., Чижов В.М., Ананьев И.В., Фролов В.М., Ляховенко И.А., Миодушевский П.В., Меркурьев В.И., Куликов А.Н.

Я готовил и проводил совместно с механиком авиации Тиваньян В.Ф. лабораторные работы по прочности материалов - сопромату. Оснащали лабораторию оборудованием: испытательными машинами, установками, станками. Изготовили портреты ученых механиков, прочнистов, оснастили проведение работ образцами из материалов ЦАГИ, изготовили бланки работ в типографии ЦАГИ, и инструкции по технике безопасности. После МИСИ я продолжил преподавательскую деятельность на кафедре, принимал экзамены у первого выпуска студентов-прочнистов: Чубань, Шевченко, Арутюнов и др. Нашим руководителем был Кутьинов Владимир Федорович, курировал нас Родин М.В. Деканом факультета был Симонов Лев Алексеевич, зам. декана – Вотинцев Алексей Семенович. Ректором МФТИ был Белоцерковский О.М.

В лаборатории я совмещал преподавательскую деятельность и научную работу под руководством Макаревского А.И., который одобрил мое предложение: начать работы по экспериментальной механике, совмещая их с теориями и совершенствуя существующие расчеты конструкций.

Потом мне предложили заняться наукой в ЦАГИ – в то время я начал осваивать новое направление в экспериментальной механике – голографическую интерферометрию. Я перешел в1969г. в ЦАГИ в НИО-3 к Белоус А.А. в сектор Рвачева Н.Г. на должность МНС со степенью к.т.н. И я начал внедрять мои теоретические знания строительной механики в науку о прочности авиаконструкций непосредственно на производстве в лаборатории статики, сначала в машинном зале при испытании образцов элементов авиаконструкций, а затем и в производственных условиях статзала на натурных полноразмерных изделиях при промышленных испытаниях. В то время еще не было внестендовой голографии, но я был знаком с монографией Строука, где он отметил некоторые особенности голографической интерферометрии вибрирующих объектов. И я решился применить ГИ при испытании авиаконструкций.

Лабораторного оборудования не было, из оптики была лаборатория фотоупругости Юшина и лаборатория Орлова в НИО-7 у Яковлева В.А. И я решил силами ЦАГИ изготовить оптические скамьи, координатники, рейтеры, телескопические трубы и множество приспособлений и деталей, с которыми я ознакомился во ВНИИОФИ при стажировке у Власова Н.Г. В это время я стал создавать свои голографические установки для внестендовой голографии. Одновременно я разрабатывал методики внестендовой голографической интерферометрии (ГИ). За основу я выбрал голографию сфокусированного изображения, разрабатываемую в МФТИ Клименко И.С. на кафедре Скроцкого Г.В.

Работая с опорным пучком, я пришел к выводу о его ненужности и вредности при работе вне массивной плиты, что и поясняло неверие коллег, таких как Вера Моисеевна Гинзбург из ВНИИОФИ при посещении ЦАГИ. Но Лобанов Л.И. из института Патона в Киеве убедился в моих достижениях при посещении ЦАГИ. Вскоре после Всесоюзных школ Скроцкого Г.В. по голографии от АН СССР, которые я посещал с докладами, и после встречи с Денисюком Ю.Н. я решил освоить его методику голографии во встречных пучках. Это оказался вторым методом внестендовой ГИ. Я много анализировал свои эксперименты и пришел к выводу, что в основе всей голографии лежит теория спекла, которая тогда только зарождалась. Совместно с Клименко И.С. мы опубликовали в ЖТФ наши результаты, а в «Проблемах прочности» я впервые назвал это явление спекл-голографией, несмотря на недопонимание многих коллег. В 1974г. меня перевели на должность старшего научного сотрудника с ученой степенью по конкурсу. В 1978г. меня перевели на должность старшего научного сотрудника в НИО-18, где я проработал до 1993г.

За мои публикации работ и изобретения в ЦАГИ в 1980г. мне присвоили Ученое звание Старшего научного сотрудника. В отделении усталости при динамических испытаниях натурных авиаконструкций в НИО-18 я продолжил свои работы по исследованию напряженно-деформированного состояния в зонах концентрации напряжений. В беседах с Антоном Антоновичем, уже Заслуженным деятелем науки, я утверждал, что исследование зон концентрации напряжений с определением коэффициента концентрации напряжений оправдывает затраты на голографию. А впереди были работы по определению коэффициента интенсивности (КИН). Мои работы в ЦАГИ на натурных объектах остались недопонятыми.

В 1993г. я перешел переводом в НИИАО на должность старшего научного сотрудника, потом нач. сектора и затем Ведущего научного сотрудника. В НИИАО я занимался ЛИДАРАМИ при измерении истинной скорости потока ветра в атмосфере для различных летательных аппаратов с Косовским Л.А. – это новое направление с инфракрасными лазерами, мы разработали несколько вариантов для разных потребителей, но вскоре не стало Леонида Абрамовича и финансирование прекратилось. И наш коллектив распался вместе с СССР.

После многих попыток найти финансируемую работу мне предложили преподавать в Пензе, где работали мои родственники, сначала в ПГУ на кафедре физики, а потом в ПГТА- технологической академии на кафедре «теоретической и прикладной механики», где меня поддержали, предоставив лабораторию в создаваемом Научном центре прикладной механики и голографии. На кафедре ТиПМ я был избран по конкурсу на должность доцента. Там я организовал и вел постоянно студенческий кружок научного творчества и был научным руководителем аспирантов по спекл-гоографии. Там я издал свою монографию «спекл-голография в экспериментальной механике». Под моим руководством прошла научно-практическая конференция ПГТА и предприятий г.Пензы.

И вот я снова в своей альма-матер ФАЛТ МФТИ. Планов громадье, но что сбудется – покажет время. В планах создание научного центра на ФАЛТе с учебной и научной лабораторией, а также реанимация лаборатории голографии в ЦАГИ – базе МФТИ.

По природе я оптимист и верю, что наука о Прочности возродится, востребуется и, наконец, встанет на свое место в жизни.

 

Сотрудник кафедры ПМИ

Волков Игорь Валентинович