#ЦАГИ100: М.В. Келдыш

На фотографии от 4 ноября 1969 года Мстислав Всеволодович Келдыш выступает на пресс-конференции, посвящённой групповому полёту советских кораблей "Союз-6", "Союз-7" и "Союз-8".

 

М.В. Келдыш на пресс-конференции, посвящённой успешному групповому полету советских кораблей "Союз-6", "Союз-7" и "Союз-8". 04.11.1969. АРАН. Ф.1729. Оп.1. Д.119. Л. Источник

 

Мстислав Всеволодович Келдыш с детства мечтал пойти по стопам отца - инженера-строителя, прилежно учился, однако на строительный факультет МВТУ не поступил: его, шестнадцатилетнего, сочли слишком юным. Приёмная комиссия МГУ не сочла возраст препятствием, и Келдыш был зачислен на физико-математическое отделение университета. Журналист Ярослав Голованов в книге “Этюды об учёных” рассказывает такую историю об учёбе Келдыша в МГУ:

“Одним из ведущих профессоров в университете был тогда Николай Николаевич Лузин. Он воспитал блестящую плеяду советских математиков: А. Я. Хинчин, П. С. Александров, Л. А. Люстерник, М. А. Лаврентьев, А. Н. Колмогоров. Среди его учеников был и молодой Келдыш. Однажды в фойе Московской консерватории Всеволод Михайлович Келдыш, гуляя с женой во время антракта, встретил Лузина.

– Должен вас огорчить, – сказал математик. – Ваш сын идёт на дно…

Звонок прервал беседу. Нетрудно понять, с каким нетерпением ожидал В. М. Келдыш окончания концерта: шутка ли, когда профессор так характеризует своего студента, а этот студент – твой сын!

– Да, да, идёт на дно! – продолжил в гардеробе Лузин начатый разговор. – Вы представляете, он увлекается прикладной математикой! Его, видите ли, интересуют инженерные задачи! Гибнет незаурядный математический талант!”

В 1941 двацатилетний Мстислав Всеволодович был принят на работу в ЦАГИ, куда его рекомендовал М. А. Лаврентьев, знакомый с ним по учёбе в МГУ. Там, под руководством Чаплыгина, Келдыш занимается актуальными задачами тех лет: решает проблемы неустановившихся движений крыла, обосновывает вихревую теорию винта Жуковского, развивает теорию взаимодействия тел с жидкостью и обтекания тел несжимаемой жидкостью.

Военные годы Мстислав Всеволодович провёл на авиационных заводах, где курировал поиски способов преодоления одного из главых препятствий создателей скоростной авиации – флаттера. Эта разновидность вибрации опасна тем, что за считанные секунды способна создать напряжения достаточные для разрушения летательного аппарата величины. Параллельно велась борьба с шимми – быстрыми колебаниями относительно вертикальной оси колёс, расположенных на носовой стойки шасси, ведущих к разрушению стойки. Под руководством Келдыша оба явления тщательно изучены и описаны. Для предотвращения флаттера был разработан надёжный расчётно-экспериментальный метод, позволяющий предсказывать для любой конструкции опасные скорости. В 1945 была опубликована работа «Шимми переднего трёхколёсного шасси», в которой проблема не только полностью решена теоретически, но и снабжена практическими инженерными рекомендациями.

 

Флаттер - сочетание самовозбуждающихся незатухающих изгибающих и крутящих автоколебаний элементов конструкции летательного аппарата. Пример случая флаттера крыла самолёта, Piper PA-30 Twin Comanche Aircraft

 

В 1943 году Мстислав Всеволодович избирается членом-корреспондентом Академии наук СССР, а в 1946 уже действительным членом Академии. К сожалению, в этом же году ему пришлось попрощаться с ЦАГИ, так как он был назначен начальником Реактивного научно-исследовательского института (НИИ-1), научным руководителем которого оставался до 1961 года. С 1961 по 1975 год был Президентом АН СССР.

Келдыш внёс выдающийся вклад в развитие космической науки и техники, и хотя не сразу вошёл в неформальный Совет главных конструкторов по развитию ракетной отрасли СССР под руководством С.П. Королёва, был одним из сторонников реализации программ по изучению и освоению космоса и созданию ракет. С середины 50-ых годов возглавил разработку теоретических предпосылок вывода искусственных тел на околоземные орбиты, а в дальнейшем — полётов к Луне и планетам Солнечной системы, руководил научно-техническим советом по координации деятельности по созданию первого искусственного спутника Земли, принимал активное участие в подготовке первого полёта человека в космос...Однако случались и курьёзы. По воспоминаниям современников, при подготовке запуска первой автоматической станции к Марсу в состав научного оборудования предполагалось включить спектрорефлексометр: прибор должен был определить есть ли на Марсе вода, т.е. возможна ли там жизнь. Келдыш предложил испытать прибор в земных условиях. Прибор показал, что на Земле нет жизни, и его сняли, сэкономив 12 килограмм полезной нагрузки аппарата.

Закончить рассказ о Мстиславе Всеволодовиче хотелось бы тремя правилами, которые он рекомендовал соблюдать академику Петровскому, когда последний был избран ректором МГУ в 1951 году:

- Не бороться со злом, а браться и делать добрые хорошие дела;

- Не слушать жалобы в отсутствии того, на кого жалоба;

- Никому ничего не обещать, но уж если пообещал, то сделать, даже если обстоятельства ухудшились.